Союз двух племенных объединений

Союз двух племенных объединений стал самым мощным из тех, что когда-либо создавались против династии Аль Бу Саид. Создание этой коалиции, поддержанной и другими племенами, по оценкам исследователей, может рассматриваться как выражение широкого недовольства населения Омана деяниями правящей семьи Аль Бу Саидов. Если бы англичане не вмешались, султанат, скорее всего, мог бы прекратить свое существование. Британцы же высадили индийские части и защитили Маскат от захвата его силами, собранными под знаменами имамата, но не смогли спасти от болезни Фейсала, который в разгар событий умер, оставив престол своему сыну Теймуру.

Конфликтующие стороны начали переговоры, но Маскат фактически предпринял экономическую блокаду внутренних районов, подняв пошлины на товары оттуда до уровня запретительных. Однако Теймур не ограничился только этим, но и подослал убийц к имаму Салиму аль-Харуси еще до завершения переговоров. Последствиями этого было то, что в Сибе султан Теймур бин Фейсал, при посредничестве англичан, и новый имам Мухаммад бин Абделла аль-Халили подписали в 1920 г. договор, в соответствии с которым обязались сосуществовать в мире и согласии, а шейхи племен заверили, что не будут нападать на прибрежные города. Султан признавал имама как духовного лидера и предоставлял ему право на «ограниченную временную юрисдикцию над внутренними районами страны без права выдвигать собственные претензии на суверенитет». Этот договор в течение последующих тридцати пяти лет оставался единственным документом, регулировавшим отношения между лидерами общин внутренних районов и прибрежной зоны.

В самом же Маскате султан Теймур в силу того, что унаследовал помимо трона еще огромную внешнюю задолженность и неприязнь племен, оспаривавших его право управлять ими, мечтал о том, чтобы каким-то образом покинуть султанат. Британия же возражала против его самоустранения от дел и попыток уехать в Индию, чтобы не прерывать линию наследования и сдержать междоусобицу, которая могла бы вспыхнуть из-за трона. Поэтому султан манкировал обязанностями, не удаляясь далеко от столицы, а пребывая в Дофаре, передоверив управление страной только что назначенному совету министров, заседавшему под присмотром британского советника, подкрепленного Маскатским рекрутским корпусом под командованием британских же офицеров, сформированным специально для защиты столицы. По существу эти меры были материализацией настойчивых рекомендаций англичан модернизировать финансы, создать прообраз современных органов управления и конституировать силы местной обороны, чтобы заменить индо-британские войска, раздражавшие взор свободолюбивых оманцев.

Некоторым образом договор и упомянутые реформы позволили добиться установления относительно мирных отношений между султаном Маската и племенами. Однако основное условие, при котором обеспечивался нейтралитет, заключалось в том, чтобы обе стороны не провоцировали друг друга. Султан воздерживался от вмешательства в дела на племенных территориях, а жители последних не выступали против султанского правления и не вмешивались во внешние дела маскатского государя. Другими словами, в стране поддерживался своего рода паритет сил двух группировок, ни одна из которых не могла добиться перевеса. Имам Мухаммад бин Абделла Аль-Халили был избран после убийства Салима аль-Харуси по представлению главы племен аль-Харити. И вся его власть и авторитет строились на той поддержке, которую ему оказывал глава племени Иса бин Салих аль-Харити. Султан Теймур, в свою очередь, оберегался англичанами и мирно отошел в мир иной, передав бразды власти старшему сыну Саиду бин Теймуру в 1931 г.

Новый султан стал тринадцатым по счету членом династии Аль Бу Саидов, которые правили Оманом с 1740 г. Он окончил престижную школу для детей нотаблей, находившуюся в ведении англо-индийского правительства, говорил по-английски, на урду, хинди и по-арабски и был признанным наследником еще во времена здравия своего отца, утвердив тем самым принцип первородства как основу выбора претендента на султанский трон.

Образование и осознание новым султаном своего предназначения и гражданского долга подвигло его на решительные действия по оздоровлению хозяйства. Первой его задачей стало освобождение от внешнего долга, унаследованного от отца и деда, который он считал унижением для династии, хотя тот был накоплен в силу исключительно сложного материального положения султаната в предшествующий его царствованию период. Теймуру удалось решить эту задачу, избрав путь строгой экономии и неприятия роскоши.

Хотя султан продолжал контакты с британскими и другими иностранными советниками, основной чертой его правления стало то, что он, в дополнение к определенной автономии, установленной благодаря известным хозяйственным решениям, делал заметный упор на политике, которая могла обеспечить свободу действий трона и восстановить независимость султаната. Как подчеркивают исследователи этого периода истории Омана, он лично принимал участие в разработке стратегий действия и в процессе принятия важнейших решений. Естественно, в тех исторических условиях подобное не могло обеспечить достижения желанных целей, однако факт активной заинтересованности первого лица государства во всех проблемах действительно рисует непривычный образ оманского правителя, занятого созидательной деятельностью и не чуждого использованию некоторых рациональных методов и инструментов управления государственными делами.

Вместе с тем Саид бин Теймур был весьма большим оригиналом, и эта черта его характера выражалась в его архиреакционности. Он противился всяческим изменениям во всякой области, помимо означенных, и стремился любой ценой изолировать Оман от современного мира. Во время его правления Оман, за столетие до того бывший империей, превратился в средневековую монархию. Султан запретил передвижения людей между внутренними и прибрежными районами, тем более запрещал выезд в другие страны, сам проставлял визы в редких случаях, когда требовалось их выдать, противился распространению образования, которое рассматривал как прямую угрозу своей власти. Своими указами он также запретил носить очки, европейскую одежду и обувь, изучать поэзию, играть на музыкальных инструментах, петь и курить в общественных местах. Для строительства дома, покупки радиоприемника или мотоцикла (импорт автомобилей был запрещен) требовалось личное разрешение султана. С заходом солнца ворота столицы закрывались, а люди спешили по своим домам. Ходить ночью по улице разрешалось, лишь держа около лица керосиновый фонарь. Такое решение было принято султаном после того, как на улицах вечернего Маската были избиты и ограблены несколько иностранных матросов. За нарушение этого правила направляли в тюрьму без суда и следствия. После 1958 г. он стал вести уединенный образ жизни, запершись в своей резиденции в Эль-Хисне неподалеку от Саляля в Дофаре, покидая ее только для выездов в Лондон. Как считают некоторые западные исследователи Омана, он тем самым спасался от наемных убийц и от необходимости излишне часто, по его мнению, встречаться с вождями племен и раздавать им вспомоществование, что могло нанести существенный ущерб содержимому его казны.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*


Thanks: