Сувайни в Маскате

Запасы газа в Омане

После воцарения Сувайни в Маскате он обратил свой взор на владения своего брата Турки бин Саида и силой лишил его кормления от Сохара. После такого акта неродственного поведения он столкнулся с необходимостью мобилизовывать силы на подавление мятежа во главе с Кайсом бин Аззаном из Рустака (представлявшим побочную ветвь в семье Аль Бу Саид), который таким неоригинальным образом хотел, видимо, предвосхитить поползновения дальнего родственника против своих владений. Опасения были более чем обоснованными, поскольку не только Рустак сам по себе был привлекательной целью, но и брат означенного Кайса был накануне того, чтобы быть провозглашенным имамом. В ходе столкновений Кайс был убит, но его последователи поддержали его сына Аззана ибн Кайса в расчете на продолжение военных действий и успех, но вынуждены были в конечном счете ретироваться в Рустак. Тут их и настиг Сувайни, горевший намерением покончить с теми, кто осмелился бросить ему вызов. Однако осажденные обратились за помощью к саудовцам, которые незамедлительно и пришли. Причем вознаграждение было обещано, видимо, такое, что осажденные были не только вызволены из осады, но и имели сомнительное удовольствие наблюдать за тем, как призванные под их знамена племена из соседних весей и примкнувшие к ним некоторые местные именные формирования в 1865 г. проследовали до Джааляна и захватили Сур.

Увлекшись борьбой, участники боевых действий в этом городе убили индийского купца, тем самым бросив вызов самой Англии, которая, как известно, считала своим правом защищать интересы индийского купечества как свои собственные по понятным и известным из истории причинам.

Британские канонерки обстреляли саудовские порты Эль-Катиф и Эд-Даммам. Сувайни же этот факт вдохновил на более активные действия против проникших на чужую территорию завоевателей. Вдохновение это было тем более высоким, что ему предшествовало получение из британских арсеналов современной артиллерии, а из Занзибара всех положенных отчислений со всеми долгами и недоимками, которые были выплачены Маджидом незамедлительно по вежливой, но настойчивой просьбе вездесущих англичан.

Не подлежит сомнению, что с такой поддержкой, которая еще была усилена помощью от Салиха бин Али, бывшего тамимом Хирта, который сумел собрать под своим командованием племена Хинауи, а также участием брата Турки, Сувайни непременно разбил бы саудовские племена, закрепившиеся в Бурайми. Однако судьба распорядилась по иному, и он был убит в пике своей славы и накануне возможности стать властителем всего Омана собственным сыном Салимом на пару с ваххабитским лазутчиком.

Столь незаурядный поступок принес и незаурядный результат – Салим бин Сувайни был признан султаном. Однако в этом качестве он пробыл недолго. Осенью 1868 г. Аззан из Рустака появился в окрестностях Эль-Баттыны, соединившись с силами Салиха бин Али недалеко от Маската после того, как тамима переключил свои симпатии на другую политическую фигуру в ответ на предпринятые попытки султана заключить его в тюрьму. Стратегическая обстановка вокруг Маската сложилась крайне неблагоприятная для отцеубийцы, он не смог дождаться англичан да и племена Гафири не поспешили ему на помощь. В результате Маскат пал. Султану Салиму после этого оставалось только удалиться в изгнание.

Короткое правление Аззана бин Кайса не было признано англичанами, прекратившими всякую поддержку новому правителю, в том числе и выплату так называемой премии Каннинга, которая была назначена после разделения бывшей империи между двумя унаследовавшими ее части сыновьями Саида. Тем не менее, это мало смутило Аззана бин Кайса, провозгласившего себя имамом, чтобы снискать поддержку своих союзников. По свидетельствам западных историков, хотя большая часть племен Хинауи признала его имамом, он никогда не был избран на эту должность.

Этот эпизод открывал короткий, с 1868 по 1871 гг., но существенный отрезок в истории Омана, отмеченный изгнанием Салима бин Сувайни из Маската и установлением теократического режима в форме имамата, основанного на религиозных устоях и традициях.

При отсутствии ясно выраженной поддержки Аззан был вынужден действовать очень энергично, чтобы охранить свое правление. Зимой и весной 1869 г. он подчинил себе Вади Самаиль и Джаалян, летом же саудовские племенные войска были выдворены из оазиса Бурайми. Эти виктории создали новому правителю ореол непобедимости, который был подтвержден последующими событиями, когда он сокрушил оппозицию племен Гафири, захватил Джауф, взял крепость в Низве и форт в Эль-Хазме и покорил известное своей воинственностью племя Бани Риям. По существу Аззам выступил в роли объединителя Омана, который впервые почти за век обрел твердого правителя, сумевшего огнем и мечом добиться консолидации страны.

Однако его звезда скоро закатилась. Виной этому были противоречия по поводу восстановления имамата и разгоревшаяся на этой почве борьба. Следует принять во внимание, что расхождения по поводу религиозных основ организации власти служили своего рода прикрытием именно борьбе за власть. Иначе трудно объяснить тот факт, что высшие лица в государстве с титулами имамов прилежно воевали друг с другом в борьбе за установление имамата. В конце 1870 г. Турки бин Саид Аль Бу Саид, получив финансовую помощь из Занзибара, вернулся в Оман и начал активный поиск союзников для борьбы с властью. В этом ему помогли Хинауи, остававшиеся верными идее имамата, а также Гафири, которые буквально были мобилизованы для этой цели. Расклад сил получился не в пользу имама Аззана, который и был убит в бою при Матре в январе 1871 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*


Thanks: