Упрочения союзных отношений с правителями Восточной Аравии

Упрочения союзных отношений с правителями Восточной Аравии

Настойчивость, с которой У.Бентинк добивался упрочения “союзных отношений” с правителями Восточной Аравии, во многом объяснялась очередным осложнением ситуации в районе Персидского залива, вызванным, с одной стороны, вторичным захватом египетскими войсками побережья Эль–Хасы, осуществленным вопреки ранее заключенному англо–египетскому соглашению, а потому немедленно породившим англо–египетский конфликт; с другой – резким обострением отношений с каджарскими правителями, так же быстро переросшим в англо–иранский конфликт. В этих условиях британским колониальным властям более чем когда–либо нужна была поддержка (или хотя бы нейтралитет) со стороны арабов Восточной Аравии.

Сменивший У.Бентинка на посту генерал–губернатора Индии Ч.Нэпир счел за лучшее не вносить никаких существенных изменений в политику, проводившуюся его предшественниками. По настоянию Нэпира британский политический резидент в районе Персидского залива возобновил нажим на “дружественных шейхов”, потребовав от них дополнительных гарантий. В 1845г. султан Маската уступил и поставил свою подпись под новым документом, формально подтвердившим соглашение 1838–1839гг.; в 1847г. его примеру последовали правители “Пиратского берега” и Бахрейна .

Соглашение 1847г. возлагало строгую ответственность за нарушение запрета морского разбоя и работорговли на шейхов, подписавших его, и предоставляло британским колониальным властям право производить расследование в местах возможных происшествий, выносить решения и следить за их выполнением. С экономической точки зрения соглашение 1847г. в отличие от предшествовавших предусматривало для англичан ряд льгот в области внешней торговли и предоставляло им право эксплуатации жемчужных отмелей в прибрежных водах “Пиратского берега” и Бахрейна.

Договор 1820г., а также соглашения 1835, 1838–1839 и 1847гг. сыграли весьма заметную роль в упрочении британского влияния в районе Персидского залива, в частности в шейхствах Восточной Аравии. Они не только помогли добиться положительного решения англо–иранского и англо–египетского конфликтов, но и свести на нет усилия конкурировавших с Англией держав (Франции и России) проникнуть в район Персидского залива. “Союзные отношения”, связавшие по рукам и ногам “дружественных шейхов”, вынудили их пойти на еще большие уступки, а в 1853г. поставить свою подпись под актом о “вечном мире”.

Договор 1853г., получивший официальное название Договора о постоянном морском мире, был подписан шейхами Рас–эль–Хаймы, Абу–Даби, Дубая, Аджмана и Умм–эль–Кайвайна (т. е. правителями “Пиратского берега”), которые в первой половине XIX в., являясь союзниками ваххабитов, оказывали наиболее решительное сопротивление британской торгово–колониальной экспансии.

Британское правительство встретило эту победу крайне сдержанно. Оно воздало должное договору 1853г. и даже санкционировало официальное переименование “Пиратского берега” в Договорный Оман (хотя местные жители по–прежнему называли свою страну Эс–Сир, а не Оман). В то же время Лондон не оставил без внимания то обстоятельство, что от подписания договора уклонились шейхи Бахрейна и Катара, что совсем в стороне от него остался Кувейт, что известие о нем не вызвало никакого энтузиазма в Маскате и Омане, не говоря уже о Мохаммере и других районах иранского побережья, населенных арабскими племенами, что в государстве Саудидов, Османской империи и Иране этот договор вообще не был признан, а на Западе (в Германии, Франции, России) был воспринят крайне отрицательно. Британские правящие круги потребовали принятия дополнительных мер для того, чтобы возможности, рожденные договором 1853г., стали осуществимы без открытой демонстрации силы или военных действий.

Но сделать это сразу не удалось. Новый генерал–губернатор Индии Дальхузи, а затем его преемник Каннинг были вынуждены сосредоточить внимание сначала на англо–иранском конфликте из–за Герата (1856–1857), а затем на подавлении освободительного движения в Индии (1857–1858); проблема Восточной Аравии временно была отодвинута на второй план. Отдельные демарши, предпринятые британским политическим резидентом в районе Персидского залива, привели лишь к частичным успехам. Так, была достигнута договоренность с правителем Маската и Омана Сейидом бен Султаном: последний вновь подтвердил свою верность “союзническому долгу” и актом от 1854г. передал Англии под военно–морскую базу главный остров архипелага Куриа–Муриа. После длительных переговоров пошел на уступки и правитель Бахрейна, поставив подпись под англо–бахрейнским соглашением 1856г.; в политической части этого документа признавалась необходимость принятия “более эффективных мер по ликвидации работорговли”, в экономической – утверждались более жесткие “права” Англии контролировать жемчужный промысел. Его текст явно был составлен под влиянием договора 1853г. Чтобы повысить значимость соглашения, англичане настояли на присоединении к нему “дружественных шейхов” Договорного Омана.

В то время Лондон и не мог требовать большего. Британские правящие круги увязли в межпартийных спорах. Парламент вновь стал ареной ожесточенной борьбы. Под нажимом торгово–промышленной буржуазии были приняты новые законы, в том числе билль о ликвидации Ост–Индской компании, имущество, права и обязанности которой перешли к британской короне. Тем самым был положен конец целому периоду в истории британского колониализма.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*


Thanks: