Консервативная социальная  прослойка в Иране

Консервативная социальная  прослойка в Иране

Сложилась своеобразная ситуация — консервативная социальная  прослойка возглавила народную  революцию.

Ее консерватизм в данпом случае не противоречил устрем­лениям масс, выступавших против шахского «прогресса», и до поры до времени не ограничивал эту прослойку в ее революционной борьбе, ибо, как уже подчеркивалось, речь для нее шла о жизни и смерти.

В то же время тот исламский строй, за который стояло духовенство, означал прежде всего — если этот лозунг оз­начал вообще чтонибудь конкретное — имепно традицион­ное общество без «шахского нароста», общество, в котором основную массу населения составляют крестьяне, ремеслеппики и торговцы (именно в таком обществе созрели то влияние и тот авторитет мусульманского духовенства, которые оно стремилось сохранить и приумножить). По­этомуто массовое движение и формировалось преимуще­ственно из мелкого городского люда, а также из студен­чества, в настроениях которого как бы синтезировались обычная для просвещенпой молодежи тяга к свободе и горькое чувство обездоленности,— ведь громадную его часть составляли выходцы из обреченных и разоряющих­ся социальных слоев.

Что касается крестьянства, то только на первый взгляд может показаться, будто во время революции оно «молча­ло». Вопервых, мы попросту многого не знаем о том, что происходило в иранской деревне во время революции, о том, как выражалась крестьянская ненависть к шахской бюрократии, ринувшейся в село и грабившей его, к сбор­щикам налогов, к чиповпикам, ведавшим распределением воды, к полувоенным формированиям, направляемым в села различными министерствами, к жандармерии и вез­десущей тайной полиции. Вовторых, в сельских районах стычек большого масштаба и не могло произойти — хотя бы потому, что у военной администрации не хватало войск, чтобы посылать их в села. И кроме того, что зпачил рас­стрел сельской демонстрации по сравпению с массовыми убийствами в Тегеране, Исфахане или Мешхеде? Втретьих, «раскрестьяненное» иранское крестьянство все же сказа­ло свое веское слово в революции устами тех, кто был кре­стьянином еще вчера, кто сохранил крестьяпский строй жизни и крестьянские нормы поведения, уже будучи из­гнан из села и проживая в гигантских трущобах Тегерана и других городов. В иранской революции поражают приме­нявшиеся в широких масштабах именно крестьянские и соседствующие с ними люмпенские методы борьбы: поджо­ги, грабежи, бесчисленные нападения па то, что представ­лялось чуждым и отвратительным, свойственным только развратному и подверженному иноземным влияниям горо­ду,— на кинотеатры, рестораны, пивные заводы, банки, на магазины, торгующие спиртными напитками, и т. д. Все это было еще и местью отвратительному и жестокому спру­ту, каким вчерашнему крестьянину представлялся чужой ему городэксплуататор. В широкой картине иранской ре­волюции нетрудно обнаружить яркий мазок явно кресть­янского происхождения — зарева пожаров и столбы дыма, много месяцев поднимавшиеся над иранскими горо­дами.

Итак, все названные выше слои населения имели ос­нования поддержать мусульманское духовепство в той борьбе не на жизнь, а на смерть, которую оно вело с шах­ским режимом. Иранское духовенство — социальноконсер­вативный слой, занимавший политически революционные позиции, при этом опирался в большей мере именно на свою консервативность. В иранских условиях она оказа­лась могучим оружием в революционной политической борьбе.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Thanks: