Али Балих Сабри

Али Балих Сабри

 Али Балих Сабри (1920–1991) родился в провинции Шаркия, в зажиточной семье турецкого происхождения. Закончил Египетскую военную академию в 1939 году, летчик, в 1952 году являлся начальником разведки военно-воздушных сил. Член Исполкома организации «Свободные офицеры», к которой он примкнул позднее, чем другие, и обеспечивал ее связь с посольством США, сообщив в него в ночь с 22 на 23 июля о случившемся перевороте. В 1953 году назначен политическим директором администрации президента, функции которого с 1954 года выполнял СРК, в 1956–1961 годах – министр по делам президентства. Взлет его карьеры начинается в шестидесятых: с 1962 года – член президентского совета, с марта 1964 г. по сентябрь 1965 г. – председатель правительства ОАР, затем вице-президент (1965–1967). После «шестидневной» войны влияние Сабри падает, однако он имел сильные позиции в ЦК Арабского социалистического союза, будучи генеральным секретарем партии (1965–1969) и одним из строителей ее молодежной организации, а также «авангарда» АСС, отчасти выполнявшего задачи политического сыска. Уличенный в 1969 году в вывозе из СССР несметного количества дефицитных товаров, он был задвинут в тень и на момент смерти Насера являлся государственным министром по делам ВВС. Оказавшись основной фигурой антипрезидентской группировки, 16 мая 1971 года Али Сабри был арестован и предан суду по обвинению в государственной измене, приговорен к смертной казни, замененной на пожизненное заключение. В мае 1981 года помилован, через 10 лет умер в Каире. В последние годы своей жизни давал многочисленные интервью, в которых отрицал свою репутацию прокоммунистического деятеля, равно как и обвинения в былых проамериканских симпатиях.

 

 Помимо того, что при Насере в египетском обществе, во всяком случае городском, развивались светские нравы, следует отметить, и это важно применительно к рассматриваемой здесь теме, что в Египте была проведена унификация судебной и правовой системы. 21 сентября 1955 года был издан закон, согласно которому шариатские (мусульманские) и миллетские (для местных христиан и евреев) суды лишались традиционной юрисдикции по всем делам личного статуса и семейного права. С 1 января 1956 года все эти «церковные» суды были распущены. Египет стал государством с единым светским судопроизводством (законы, его регламентирующие, приняты в 1959 году). Ранее, по решению СРК, создавались различные экстренные трибуналы: «революционные военные трибуналы» и суды государственной безопасности, те и другие действовали в порядке упрощенного судопроизводства. В ноябре 1965 года, в ответ на очередное выступление «Братьев-мусульман», правительство восстановило Высший суд государственной безопасности, который по выбору президента мог состоять из трех членов апелляционного суда, или из трех старших офицеров, или, в ином варианте, – создавалась смешанная «тройка». Для окончательного утверждения смертных приговоров требовалось решение Великого муфтия республики, который, в свою очередь, назначался президентом. (Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединенной Арабской Республики. – М.: Юридическая литература, 1967. – С. 103–105).

 

 Показательно, что катастрофа 1967 года болезненно отозвалась на настроениях людей не только в самом Египте, но и в других арабских странах, даже, например, в Тунисе, не вовлеченном напрямую в ближневосточный конфликт. Об этом свидетельствует, например, Мухаммад аль-Хашими Хамди в книге «Политизация ислама». Автор являлся одним из руководителей тунисского Движения исламской направленности (ДИН) с 1978 по 1992 годы, впоследствии был заочно приговорен к 20-летнему тюремному заключению. Вспоминая собственный опыт и причины, по которым он, будучи студентом, примкнул к этому движению, подавленному в начале 1990-х, автор отмечает, что, во-первых, на него произвел глубокое впечатление кризис в самом Тунисе, вызванный провалом экономической программы дустуровского социализма (1969 г.), споткнувшегося на попытке «сплошной» кооперации деревни. Во-вторых, еще большее значение имели душевные переживания, вызванные оглушительным поражением арабов в войне 1967 года. Такие чувства – растерянности и горькой обиды за унижение арабов, – пишет Хамди, подтолкнули многих людей его поколения к восприятию идей мусульманского радикализма (Hamdi M. E. The Politicization of Islam: A Case Study of Tunisia. – Boulder: Westview Press, 1998. – С. 11).

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*


Thanks: