Партия Вафд

Партия Вафд

К тому времени, когда на месте Арабского социалистического союза – столпа насеровского режима – появилась трехпартийная система (1976 год), Египет имел уже почти столетнюю традицию партийной жизни (ватанисты, младоегиптяне и т. д.) (Коммент. 9). Партии современного типа появляются после Первой мировой войны (с 1919 года), в других арабских странах, кроме Туниса, аналогичный процесс начал развиваться не раньше середины тридцатых годов.

После предоставления Египту призрачного суверенитета (1922) политические партии активно участвуют в парламентских выборах, а буржуазной партии Вафд неоднократно удавалось сформировать правительство. Правда, межпартийные разногласия и борьба за места в парламенте мало затрагивали повседневную жизнь основной фигуры общества – сельского феллаха, то есть подавляющего большинства населения, составлявшего (как в эллинистическом Египте) безмолвную «египетскую хору», далекую от интересов космополитического полиса.

Тем не менее период между провозглашением королевской конституции 1923 года и военным переворотом 1952 года, по словам А.Х.Дессуки, часто и ошибочно
характеризуют как первую либеральную эру («the liberal age») в политической истории Египта. «Увы, – пишет автор, – она была испорчена деспотическим королем, который отказывался держаться в пределах власти, данной ему по конституции, или безусловно признавать результаты выборов. Он слишком легко отправлял в отставку кабинеты министров, сформированные на основе парламентского большинства (в 1924, 1928, 1930, 1937, 1942 и 1944 годах), распускал парламенты (в 1924, 1928, 1930, 1934, 1938 годах и дважды в 1948 году), а также приостанавливал действие конституции (1930–1934 годы). Британские оккупационные власти следили за тем, чтобы партийная борьба не угрожала их интересам, и своевременно вмешивались в этот вопрос». Добавим, что избирательные законы «либеральной эры» предусматривали крупный денежный залог от кандидата в члены парламента. Поэтому политическая игра вокруг парламента (состоявшего из Сената и Палаты депутатов) оставалась уделом аристократии – узкого круга лиц, принадлежавших к классу египетских «пашей».

На политическом ландшафте дореволюционного Египта – если оставить в стороне плеяду «дворцовых» партий, безусловно поддерживавших монархию и разыгрывавших ее карту в парламентской борьбе, – выделялись в основном четыре компонента. Два самых крупных из них составляли: (1) сторонники либерально-буржуазной демократии, люди преимущественно светских взглядов, – это возникшая еще в 1919 году партия Вафд, название которой означает «делегация», поскольку ее история началась с появления египетских делегатов на Парижской мирной конференции, чтобы потребовать отмены британского протектората; (2) деятели исламской ориентации, ничего не имевшие против капиталистической формы собственности, но выступавшие за применение законов шариата, – это ассоциация «Братья-мусульмане», основанная в 1928 году Хасаном аль-Банной, ее первым Верховным наставником.

Партия Вафд имела широкую общественную поддержку в городах и обычно побеждала на парламентских выборах. Не меньшей популярностью пользовались «Братья-мусульмане», нашедшие свою социальную базу не только в низших слоях общества, но и в корпусе чиновников, мусульман-предпринимателей, в лице студентов Аль-Азхара и Каирского университета, а также в учительской среде. Однако «братья» по принципиальным соображениям устранялись от борьбы за парламентское представительство (считая, что партии – суть чуждая мусульманам европейская новина). В конце 1940-х годов они завоевали безусловное преимущество в урбанизированных районах страны как сила, способная мобилизовать массы и выводить толпу на улицы.

Два других компонента дореволюционного политического ландшафта, менее значительные по количеству своих активистов и сторонников, но все же достаточно громко заявившие о себе, – это (1) авторитарные по духу партии, вдохновлявшиеся моделями европейского фашизма и резко активизировавшие свою деятельность во время Второй мировой войны, (2) нелегальные марксисты, которые в отличие от небольших, но более слаженных компартий Сиро-Палестинского района и стран «Французской Северной Африки» (Магриба) были разбиты на множество микроскопических кружков, эфемерных партий и группировок, дискуссионных клубов ит. п. К левым тяготела часть европеизированной интеллигенции и городских рабочих, а их собрания посещали как студенты, так некоторые молодые офицеры.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

*


Thanks: